История семнадцатая. У меня родился брат!

В нашей компании младший брат был только у Светы. Поэтому, когда мои родители и я стали с радостью ожидать прибавления в семействе, Света с видом знатока пророчила:

— Рано радуешься! Сейчас принесут из роддома, а он красный, весь сморщенный, плачет все время! Тьфу!

Но она ошиблась. Мой брат родился очень крупным и, наверное, поэтому ни сморщенным, ни красным не был. А еще у него были огромные голубые глаза, и он был таким беззащитным, что я полюбила его с первой же нашей встречи. В одном Света была права: плакал он первое время, действительно, много. Маме приходилось туго — Сережа, так назвали моего братишку,  спал только тогда, когда с ним гуляли. Причем, на прогулке нужно было все время ходить. Стоило остановиться и присесть на лавочку, как Сережа просыпался и начинал жалобно плакать.

Но мне все равно нравилось с ним гулять.  Уже не нужно было сидеть целыми днями за уроками: стоило сказать, что я иду гулять с Сережей, как взрослые добрели, и охотно выносили во двор коляску.

Неожиданно к нам домой зачистила Света, которая, только недавно, так красочно рассказывала про сморщенных малышей. Она сначала терпеливо ждала, пока мы с Сережей соберемся, а потом  подолгу с нами гуляла.

Дом, в котором я жила, на первый взгляд мог показаться очень длинным. На самом деле, это были целых четыре дома, скрепленные между собой в виде гармошки. Вот вокруг этих домов мы и гуляли. Сейчас трудно поверить, но тогда около подъездов не стояли машины, и гулять с коляской было очень удобно. Еще лучше было за домами. Там сохранились частные домики, у дорожки росли цветы и фруктовые деревья.

Вот так мы и ходили круг за кругом, пока я не стала замечать, что каждый раз, на одном и том же месте, Света останавливается и начинает поправлять Сереже одеяльце. А потом делает притворно-умилительное лицо и трясет погремушкой над моим спящим братом.

Я внимательно огляделась и поняла в чем дело. На балконе второго этажа, под которым мы постоянно останавливались, любил слушать музыку мальчик из нашей школы.

Свете пришлось признаваться:

— Ну, да! Я из-за него с вами гуляю! А как я с ним еще познакомлюсь?

Я согласилась, действительно, не скажешь же незнакомому мальчишке:

— Мальчик, а, мальчик, давай познакомимся!

Но знакомство все же состоялось. Светины манипуляции с одеяльцем и погремушками, так подействовали на Юрину маму (мальчик оказался Юрой), что она купила три билета в театр: себе, Юре и Свете. Света была вне себя от счастья.

А Сережа тем временем рос и становился настоящим рыцарем. Только не смейтесь, оказалось, что такое замечается с самого раннего детства.

Когда Сереже было года два, я полюбила ходить с ним в песочницу. Брат возился с лопатками и ведерочками, а я могла спокойно читать. Читала я тогда запоями, каждую свободную минуту. Песочница была очень подходящим местом для чтения. Я была спокойна за брата. Он был надежно защищен деревянным бортиком от опасностей внешнего мира.

Но, неожиданно, Сережа стал наотрез отказываться идти в песочницу. На все мои расспросы он отвечал:

— Там Юлечка!

Юлечка была годовалой малышкой, которая почему-то решила, что песочница — это ее личное пространство. На детей, нарушивших границы ее царства, летели формочки и песок. Дети поспешно отступали.

И вот, однажды, услышав от Сережи, в очередной раз, что «там Юлечка», и раздосадованная тем, что на прогулке опять не удастся спокойно почитать, я строго спросила брата:

— Ты что, не можешь дать сдачи?

Сережа посмотрел на меня удивленно и ответил:

— Она же маленькая!

Мне стало очень стыдно.

Конечно, моим родителям хотелось, чтобы я гуляла с Сережей, как можно ближе к дому. Когда мы гуляли вдвоем, все так и было. Но когда приходили подруги, мы таскали Сережу по всему городу, по своим нехитрым девчоночьим делам. Вечером мама всегда спрашивала:

— Ну, где вы сегодня были?

Сережа очень рано начал разговаривать, и мог бы очень много рассказать на тему «где мы были», но он косился на меня и отвечал одним словом:

— Гуляли!

Но один раз брат все же меня подвел. На мой день рождения, мы решили, что стали уже достаточно взрослыми и можем позволить себе бутылку вина. Про лимонад для Сережи забыли, поэтому он крутился возле стола и жалобно спрашивал нас всех по очереди:

— А мне?

Кто-то из девчонок не выдержал и в шутку сказал:

— А ты пробку нюхай!

Вечером, придя с работы, мама задала привычный вопрос:

— Ну, что вы сегодня делали?

Сережа гордо надул щеки и выпалил:

— Девочки пили вино, а мне давали пробку нюхать!

А дальше мне рассказывать как-то расхотелось…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.